Все настоящие замки немного сказочные. Архитектор Пьер Йованович испытал это на себе в 2009 году, когда впервые поддался чарам поместья Фабрег. К тому моменту замок, скрытый от мира буйной растительностью, почти забытый, уже четыре столетия отражал атаки времени. «Это была невероятная встреча. Я словно получил пропуск в старую волшебную сказку.

Дом сам выбрал меня. Я понял это, едва увидев его, хотя он практически лежал в руинах», — рассказывает архитектор. Четыре года колоссального строительства, казалось, могли бы разрушить чары. К счастью, этого не случилось. Сегодня квадратное в плане здание, увенчанное четырьмя башнями, — квинтэссенция самой идеи замка.

Его высокие стены просто созданы для того, чтобы по ним скользили тени из фильмов Конто или «Вечного возвращения». «Нам удалось найти строителей, каменщиков и краснодеревщиков, способных творить чудеса», — говорит Пьер. К тому же новый владелец замка бдительно следил за тем, чтобы дух места не исчез вместе со строительным мусором.

Дом, построенный из известняка, без фундамента, подвергся основательной реконструкции. Балки и перекрытия укрепили, перенесли, частично заменили. В столовой восстановили, казалось, безвозвратно утерянные кессоны. Деревянные балки в холле укрепили и оштукатурили. Так они выглядят более массивно — под стать каменным дверным проемам, а заодно сливаются с крашеными стенами и не отвлекают внимания от веселого призрака — пригвожденной к стене керамической фигурки.

Оформляя интерьеры, Йованович отказался от идеи исторической реконструкции. Смешав скандинавские традиции и аскетичный характер домов французской провинции Вар, он выдумал историю семьи, которая могла бы жить здесь в течение долгих лет.

Просто и достойно. В отделке много натурального камня, по ковры из льна, конопли и хлопка, мебель из дуба, ореха и красного дерева делают брутальный интерьер теплым. Мебель знаменитых дизайнеров 1940-х годов сочетается с объектами, сделанными по эскизам Йовановича. «Изначально любой замок прост, почти лишен украшений, это и стало моим ориентиром, — заключает архитектор. — Не отказываясь от гипсовой лепнины в украшении каминов, я интерпретировал пространство на современный лад.

Я словно снял ремейк старого фильма, в котором прошлое становится настоящим. Здесь все на своих местах, и только время ускользает, спокойно отсчитывая секунды».