Дочь миллиардера Иванка Трамп родилась и выросла в окружении невероятной роскоши. Но ее собственное «семейное гнездо» ничуть не похоже на дворец. Иванка Трамп — человек, который знает о роскоши все. Ее отец, миллиардер Дональд Трамп, сделал себе состояние на рынке недвижимости, разорился — в начале 1990-х его долг достигал 3,5 миллиарда долларов, — но сумел разбогатеть вновь.

Его дворцы и пентхаусы с интерьерами, достойными сказок «Тысячи и одной ночи», регулярно попадают на страницы желтой прессы. Незадолго до рождения своего первого ребенка 32-летняя Иванка вместе с мужем, медиамагнатом Джаредом Кушнером, приобрела 10-комнатные апартаменты на Маихэттене. При выборе квартиры она высказала лишь одно пожелание: «Поближе к офису, остальное неважно».

(Иванка — вице-президент принадлежащего ее отцу холдинга Trump Organization.) «Нет ничего лучше, чем жить в двух кварталах от работы, — говорит она. — Вечером я могу забежать домой, поцеловать мою годовалую дочь Арабеллу Роуз, покормить ее, уложить спать, а потом вернуться в офис или пойти на званый ужин». Ту же деловую хватку Иванка проявляла и при работе над интерьером квартиры.

«Она очень внимательна к деталям и быстро принимает решения, — говорит декоратор Келли Бихан, помогавшая Иванке обустраивать новое жилище. — Во время наших встреч она могла, обсуждая по телефону какую-то многомиллионную сделку, вдруг нажать на кнопку «отключить микрофон», спросить меня: «Это тот самый оттенок серого, который ты мне показывала две недели назад?», — снова включить и продолжить торговаться». Искусство находить компромисс очень пригодилось Иванке в процессе работы над проектом. «Я очень консервативна, поэтому выступала за роскошь и гламур. Джареду же по душе минималистский современный дизайн».

Результат — стиль, который Келли Бихан определяет как «минимализм с человеческим лицом»: спокойная палитра смягчает жесткие, строгие формы предметов. Иванка Трамп не новичок в мире дизайна, у нее есть собственные линии одежды, туфель, сумок и украшений. В отличие от своего отца она не склонна пускать пыль в глаза. «Она сразу четко обозначила бюджет проекта.

И уверяю вас, он не был гигантским», — говорит Келли Бихан. «Мне не нужна была красивая визуализация моей будущей гостиной на экране ноутбука, — вспоминает Иванка. — Я люблю подбирать предметы один за другим. Келли предлагала мне интересные объекты, и мы строили интерьер вокруг них. Яркий пример — необычная люстра от Линдси Эйдельман в столовой. Это самый первый предмет, который я выбрала для квартиры, и мой самый любимый».

Зато когда дело дошло до отделки, ни о каких компромиссах речи не шло. «Когда мы переехали в эту квартиру, я была беременна и, как это часто бывает, с энтузиазмом бросилась обустраивать семейное гнездышко, — рассказывает Иван-ка. — Два месяца я ходила за маляром по пятам, придираясь к каждой царапине. Мы с ним были практически неразлучны! А после рождения дочери я поняла, что от всего этого великолепия скоро камня на камне не останется. И стала относиться ко всему проще».

На стенах квартиры — арт-объекты современных художников. Картин нет пока только в детской, но, похоже, это — вопрос времени. «Сперва я хотела, чтобы детская была абсолютно белой, пусть это и непрактично, — признается Иванка. — А потом, почитав книги о воспитании младенцев, узнала, что им нужно видеть вокруг себя яркие краски, и ужаснулась: я же все сделала неправильно!

Теперь нужно что-то придумывать». Один из признаков действительно успешного бизнесмена — способность к самокритике. «Если бы я занялась оформлением квартиры пять лет назад, возможно, результат был бы куда менее удачным, — размышляет Иванка. — Только сейчас я научилась правильно расставлять приоритеты. В конце концов, мне страшно повезло: я живу в квартире на Парк-авеню. Главное было просто ее не испортить! Все, что мне нужно, — это дом, чтобы мои дети могли играть, где им вздумается, а муж — смотреть телевизор, положив ноги на стол. Мне не нужны в доме дорогие вещи, к которым страшно лишний раз притронуться».