Сегодня гордое имя лофта вправе носить не только и не столько бывшие заводы и фабрики, сколько пространства с особым творческим духом и трепетным отношением к своему зачастую нелёгкому прошлому. Возрождённый этим летом «Корабль Брюсов» на Крымской набережной — как раз из таких.

У теплохода «Валерий Брюсов», как и у всех детей перестройки, нелёгкая судьба: по замыслу австрийских судостроителей вполне себе роскошный лайнер, он приплыл в Москву и осел у крымской набережной, довольствуясь сомнительной ролью казино с почасовыми номерами и мучительно диссонируя с соседом — высокохудожественным парком «музеон». со временем казино разогнали, а корабль окончательно одичал. изменения пришли внезапно -теплоходом заинтересовалась команда дизайн-завода «флакон». именно они пригласили ребят из the dreamers united облагородить «Брюсов», но сначала решить, какое же будущее вообще ждёт корабль. стрела попала в цель — «объединение мечтателей» умеет не только дизайнерить, но и оживлять пространство, а это именно то, что было необходимо «Брюсову», о работе над превращением «корабля Брюсова» нам рассказали сами авторы.

«По сути the Dreamers United — это модульное творческое объединение. Можем вести проекты целиком, можем подключаться к существующей команде. Занимаемся тем, что любим и во что верим, выбираем проекты согласно собственным представлениям о нашем пути, и они далеко не всегда коммерчески ориентированы. У нас нет чёткого профиля — мы, скорее, сказочники, которые берутся за совершенно разные истории на стыке архитектуры, искусства, менеджмента и разработки принципиально новых подходов к организации сообществ и пространств».

«Поработать над сложным и неоднозначным проектом ревитализации «Брюсова» нас пригласили топ-менеджеры дизайн-завода «Флакон». Мы с радостью согласились и первым делом детально разработали несколько концепций будущего корабля, одна из которых и была реализована. Занялись общим управлением и организацией работ до момента открытия, созданием фирменного стиля, сайта и навигации, связями с общественностью и прессой, отбором и подключением резидентов, проведением различных серийных мероприятий — то есть, по сути, арт-дирекшеном. Так что собственно дизайн — это лишь треть нашего участия.

Уникальность «Брюсова» прежде всего в том, что это кластер на воде, живых примеров чему в мире пока не существует.

Корабль, в отличие от заводских корпусов или офисных зданий, это единый механический организм. В нём очень тесно связаны все детали, помещения и пространства, и это находит отражение в каждом решении и повышенной ответственности в техническом плане. Если говорить образно, то выход из строя нескольких отсеков влечёт за собой затопление всего судна. По такому же принципу происходил и отбор резидентов — нам было важно, чтобы все они сочетались и дополняли друг друга, это принципиально для атмосферы и духа места.

Работа над перерождением «Брюсова» проходила в несколько этапов: сначала, на стадии концепции, мы зонировали объект, разделили его на функции, продумали всю перепланировку и закрепили определённые задачи за каждым отсеком исходя из логики функционирования общественных пространств. Далее разработали общую дизайн-среду и фирменный стиль — мы были убеждены, что они должны согласовываться с Крымской набережной и парком «Музеон», и «Брюсов» стал логичным продолжением этой линии. Затем начали заниматься общественными зонами, которые остаются под управлением корабля: холлами, инфоцентрами, коридорами, техническими узлами, фасадами и трапами, а также пространствами для мероприятий LAB и «Солнечная Палуба».

В решении интерьера «Брюсова» нам было важно удержать общую линию, но дать резидентам необходимую свободу самовыражения. Поэтому мы регламентировали лишь систему вывесок, навигации, дверей, технические моменты и вопросы безопасности — оказалось, что на судах они имеют массу особенностей. Параллельно, по мере наполнения «Корабля» обитателями, мы давали им рекомендации по ремонту и подробно поясняли общую идею. Резиденты сами оформляли свои пространства, но принимали эти решения, опираясь на общую логику проекта. По сути, мы представляли, что они сделают, потому что тщательно изучали их путь и идеи, прежде чем принять решение о сотрудничестве. В итоге все зоны «Брюсова» подчинены общей логике и закреплены фирменным стилем. Его основу нам продиктовала Крымская набережная — её сделало бюро Wowhaus. Другая часть стиля была взята непосредственно из объекта и его деталей, и всё вместе прекрасно срослось.

В целом пространство «Брюсова» получилось очень лофтовым — это и следствие характера фактуры, и осознанный эффект. Когда мы снесли перегородки и буквально вынули из судна старые внутренности, избавились от микрокают и обшарпанных советских интерьеров, срезали лишние санузлы и убрали низкие потолки, то обнажился красивый технический скелет, который выглядел вполне самодостаточно. Хотя, конечно, мы постоянно находимся в среде с таким характером и любим его — поэтому, работая над дизайном, просто следовали собственным представлениям о счастье и получили закономерный результат.

Мы сохранили довольно много интересных деталей из прошлой жизни корабля: потолок кают-компании из сот — кстати, отсюда мы позаимствовали идею фирменного стиля, винтовую лестницу с красивой медной обшивкой, множество исторических элементов управления, выключатели, световые таблички, люстру над главной лестницей и много чего ещё. Сохранять историю и преемственность — важный принцип ревитализации».